Фабрика кроликов
Страница 245

Я рисовал мультяшку, который вот уже несколько лет занимал мои мысли. То был Кролик. Бойкий, задорный, самоуверенный, дерзкий и бесстрашный, Кролик воплощал в себе все качества, которых так не хватало мне. И вот теперь, ночью, в темнице, Кролик ожил, и утешил меня, и поддержал, и заставил забыть о страхе и одиночестве. Утром я придумал Кролику фамилию – Трынтрава. Я знал: Кролик сыграет в моей судьбе важную роль, Кролик поможет мне преодолеть все препятствия. Именно в то утро я решил убить своего отца.

Ламаар замолчал; некоторое время в комнате слышалось только тихое жужжание аппарата для диализа.

– Мне понадобилось несколько недель, – снова заговорил Ламаар. – Нет, не для того, чтобы собраться с духом, а для того, чтобы в деталях обдумать план убийства. Мне было всего двенадцать, однако я всегда отличался сообразительностью и нестандартным мышлением. В один прекрасный вечер, когда отец набрался до бесчувствия, я залез на дерево, с него переполз на крышу, расшатал черепицу и сбросил несколько штук на землю. Наутро отец, проспавшись, заметил непорядок и велел мне подержать лестницу, пока он будет заделывать дыру.

Отец кое-как взобрался на пятнадцать ступенек. Однако едва он поднял здоровую ногу, чтобы поставить ее на шестнадцатую ступеньку, я качнул лестницу назад. Отец рухнул на грабли, лопаты и прочие садовые железяки, которые я предусмотрительно свалил в кучу на месте его предполагаемого падения. Я тотчас подбежал к отцу, держа наготове лопату, чтобы размозжить ему череп, но этого не потребовалось – отец напоролся на железные грабли и повредил артерию. Никогда не забуду его глаза – сначала он смотрел умоляюще, хотел, чтобы я позвал на помощь, а потом, когда я прошептал: «Встретимся в аду», – мольба сменилась ужасом. Я стоял над отцом, распростертым на земле, смотрел на кровь и ждал, пока он испустит дух.

Смерть проповедника все сочли несчастным случаем. Однако во время похорон, когда гроб опустили в могилу, мама крепко обняла меня и прошептала на ухо: «Дини, сынок, спасибо тебе». Больше мы никогда об отце не говорили.

У кресла Ламаара, с правой стороны, помещался поднос с пачкой салфеток, большим шприцем без иглы и банкой кока-колы, в которой болталась соломинка. Ламаар взял банку, потянул напиток и кивком подозвал меня поближе.

– Я тут все пытался вспомнить, отчего мне ваше лицо знакомо, – произнес он небрежно, будто мы встретились на вечеринке. – А теперь сообразил – вас показывали по телевизору после убийства Ронни Лукаса. А еще мы видели, как вы с напарником грузили деньги в наш «форд». Именно вы тогда сообразили, что мы взорвем автомобиль вместе с выкупом.

– Да, сэр, – подтвердил я. – Вы нас едва на тот свет не отправили.

– Уверяю вас, ничего личного. Ваша фамилия Ломакс, не так ли?

– Детектив Майк Ломакс, сэр. Полиция Лос-Анджелеса.

– Ломакс, Ломакс, – пробормотал Ламаар. – Много лет назад у меня был личный шофер по фамилии Ломакс. Мы называли его Большой Джим. Славный малый.

– Это мой отец, сэр.

– Черт меня побери. Выходит, Дисней был прав – тесен мир, как ни крути. Скажите, вы ладите с отцом?

– Прекрасно ладим, сэр.

– Счастливый человек. – Ламаар глотнул еще кока-колы. – После смерти отца меня обуревали два взаимоисключающих чувства. Первое – вполне закономерное – было облегчение. Зато второе явилось для меня полной неожиданностью. Я открыл, что люблю власть. Забирать человеческие жизни – прерогатива Господа Бога, не правда ли? Для меня власть стала вроде наркотика. Мне нравится держать все под контролем. Это моя сильная сторона и одновременно ахиллесова пята.

Страницы: 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250

Смотрите также

Ларвальные цестодозы (тениидозы)
I. Тениидозы, при которых человек является окончательным хозяином возбудителей. А. Цистицеркоз крупного рогатого скота (бовистый, бычий солитер, финноз к.р. ...

Кожа животных и её производные
Кожа — сложный и многофункциональный орган. Главная функция наружного покрова позвоночных — защита организма от вред­ных воздействий окружающей среды. Сформировавшиеся в процес­се эволюции м ...

Кожа
Кожа развивается из двух эмбриональных зачатков. Из эктодермы зародыша развивается наружный слой кожи — эпидермис (рис. 235). Глубокие слои кожного покрова — дер ...