Укротитель кроликов
Книги и материалы о кроликах / Укротитель кроликов
Страница 54

— Вы не станете их публиковать, — произнес я каким-то скрипучим голосом.

— То есть как это не стану? — возмутился он. — Еще как стану! Во всех газетах. Я уже губернатору звонил. Он сказал, что даст приказ. Кулак этого не переживет.

— Вы не сделаете этого, — повторил я упрямо.

— Да я тебя даже спрашивать не стану!

Я сгреб листки со стола и скомкал их в руке. Он не двинулся с места.

— Бери, у меня их полно, — торжествующе объявил он. — Могу еще дать. В субботние номера жалко не успеваем, их, оказывается, за два дня верстают. А в понедельник ни одна газета не выходит. Ничего, во вторник почитаем.

Я встал, швырнул измятые снимки на пол и, не попрощавшись, вышел из кабинета, хлопнув дверью.

2

— Что-то не так? — озабоченно спросил у меня Гоша, когда мы сели в машину.

— Все в порядке, — ответил я, пытаясь собраться с мыслями.

— У вас телефон звонит…

Я как-то не заметил.

— Андрей, это ты? — Незнакомый мне женский голос звучал сдавленно и, как мне показалось, испуганно. — Это Света Кружилина. Нужно срочно увидеться.

— Ты где?

— Меня только что отпустили из милиции. Я звоню из автомата с Советской площади. Ты можешь сюда приехать?

Судя по голосу, она была между истерикой и обмороком.

— Уже еду, — ответил я коротко.

Советская площадь находилась в центре, и дорога туда заняла у меня не больше пяти минут. Света бросилась к моей машине, едва не угодив под колеса. Я не заметил, откуда она выскочила. Может быть, она ждала меня в будке автомата. Гоша захлопнул за ней дверцу, а сам пересел в машину сопровождения.

— Меня всю ночь допрашивали! — выпалила она вместо приветствия. — Я сказала, что ничего не знаю! В доме все перерыли. Они, наверное, прослушивают мой телефон. Они следят за мной. Они убьют меня! Что мне делать? Что мне делать, скажи?!

Она вцепилась в мою руку ледяными пальцами. Лицо ее было бледным и осунувшимся. Глаза — заплаканными и опухшими. Губы дрожали, и она кусала их, чтобы не разрыдаться. Передо мной был насмерть перепуганный зверек. Мне показалось, она сжалась и стала меньше ростом.

— Успокойся. Зачем кому-то тебя убивать?

— Да ты что? Не понимаешь, кто это сделал? — Она сорвалась на крик. — Это же Лисецкий! Это он, гад, последний! Он мстит мне за то, что я тогда не осталась. Это он приказал!

До сих пор у меня не было времени подумать об убийстве. Ее слова застали меня врасплох.

— Как его убили?

— Не знаю! Откуда я знаю! Мне же не сообщали никаких подробностей. Зарезали. В его собственной машине! Рядом с домом. Это Лисецкий подослал! Меня менты всю ночь спрашивали про его дела. При чем тут его дела? Из дома все забрали: деньги, ценности. У меня ни копейки. Мне надо где-то спрятаться!

— Прежде всего, тебе надо прийти в себя. Ты не в том состоянии, чтобы принимать решения. — До сих пор я ехал, не разбирая дороги. Но ее испуг привел меня в чувство. Хотя бы одному из двоих пора было трезветь. — Сейчас мы поедем ко мне, там, по крайней мере, тебя никто не будет искать.

У меня опять зазвонил телефон. На сей раз это был Храповицкий.

— Я скоро буду, извини. Не могу говорить, — скороговоркой произнес я и положил трубку.

— Кто это? Меня ищут? — перепуганно спросила она. — Ты им не скажешь?

— Да перестань, ради бога! — повысил я голос.

Она замолчала и забилась в угол машины.

Дома я заставил ее принять душ, выпить немного коньяка и чашку крепкого кофе.

С тех пор как я забрал ее с площади, прошло минут тридцать. Мой телефон зазвонил вновь. Это опять был Храповицкий.

— Ты что, издеваешься надо мной? — ядовито начал он.

— Я уже еду! Еду! Потом все объясню. — Я опять положил трубку.

— Почему ты думаешь, что это сделал губернатор? — спросил я Свету. Ее лицо чуть порозовело. Она стала приходить в себя.

— А кто же еще! Кому, кроме него, это было нужно делать сейчас? Он же не воевал ни с кем!

И она, наконец, разрыдалась. Плакала она тяжело и надрывно. Видимо, накопившееся в ней за эти часы напряжение искало выхода и выплеснулось. Я не пытался ее успокаивать, надеясь, что слезы принесут ей облегчение.

— Гад проклятый! — речитативом повторяла она, всхлипывая. — Человека убил. Всю жизнь мне сломал.

Через несколько минут ее мысли внезапно приняли новое направление.

— Я ему отомщу! Пусть что хочет со мной делает! — Глаза ее зажглись ненавистью. — Я все расскажу. Я в Москву поеду, в Генпрокуратуру. У меня тетка в Москве живет. Я журналистам интервью дам. Здесь побоятся, а в Москве напишут!

Страницы: 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Смотрите также

Предложения
1. Зооветеринарным специалистам хозяйства необходимо регулярно проводить мониторинг объектов окружающей среды и кормов на на­личие тяжелых металлов, а также осуществлять плановую диспансеризацию ср ...

Карликовые кролики породы Баран
На выставке, которая проводилась в январе 2002 года в Москве во Дворце спорта «Динамо», наибольшего внимания добилась пара длинноволосых (длинношерстных) лисьих вислоухих карликовых крол ...

Ларвальные цестодозы (тениидозы)
I. Тениидозы, при которых человек является окончательным хозяином возбудителей. А. Цистицеркоз крупного рогатого скота (бовистый, бычий солитер, финноз к.р. ...