Фабрика кроликов
Страница 37

Я бросился на кухню. Энджел варила кофе.

– Что это вы раскричались? – спросила она, ставя на серебряный поднос сахарницу и сливочник.

– Извини. Просто твой муж довел меня до белого каления.

– В моей семье крик – еще один способ сказать «я тебя люблю». Я сварила кофе по-ирландски. Сейчас вам обоим полегчает.

– Я за рулем. Кофе выпью, но без ирландских прибамбасов.

Я помог Энджел доставить поднос в столовую. Большой Джим успел уговорить и мою порцию десерта, для него уже третью.

– Представляешь, Энджел, – воззвал он к супруге, – Майк не хочет пригласить Дайану на свидание.

Энджел поставила перед мужем чашку ароматного дымящегося черного кофе и плеснула туда добрую порцию «Бушмиллз».

– Может, Майку лучше предложить Дайане переехать к нему в качестве экономки? В твоем случае эффект налицо.

Джим побагровел. Я расхохотался. Для меня чуть ли не самое большое удовольствие – увидеть, как папочку ставят на место, а Энджел в этом деле уже почти сравнялась с мамой.

Наконец Большой Джим сдался.

– А ну вас обоих, – буркнул он, и тотчас триста фунтов живого веса затряслись от хохота. – Нам тут только одного не хватает – задушенной мексиканки, у которой был слишком длинный язык.

Энджел налила и мне кофе, однако запах его вдохновлял вдвое меньше, чем исходивший из чашки Джима. Поэтому я сложил два пальца вместе и взмолился: «Un poquito, por favor».[8] Энджел плеснула в мою чашку божественного золотистого напитка, и я сделал глубокий вдох. Умопомрачительная дымящаяся смесь зерен французской обжарки и ирландского виски заполнила ноздри и проникла в мозг. Еще даже не пригубив кофе, я почувствовал успокаивающее жужжание в ушах. И сделал второй вдох.

Энджел уселась за стол и разделила с Джимом свою порцию пирога. Большой Джим давным-давно обратил ее в оприанство, и она принялась пересказывать сегодняшнее шоу. Передача была посвящена искусству стареть с достоинством.

– Многие стареющие женщины, – начала Энджел, – только и думают, что о морщинах, об обвислой груди да о климаксе. А ведь с годами у нас прибавляется мудрости, жизненного опыта, и мы наконец начинаем жить в согласии со своим духовным миром. Старение может быть приятным. – Она внезапно замолчала. – Извини, Майк. Тебе, наверно, неинтересно.

Видимо, Энджел вспомнила о Джоанн, которой не грозят ни морщины, ни климакс, ни маленькие радости достойного старения.

– Все нормально, Энджел, продолжай, – ободрил я.

Глаза Энджел наполнились слезами, и одна слеза скатилась по щеке, оставив заметный след на безупречном макияже.

– Мне пора спать, – произнесла Энджел, промокнув лицо салфеткой, и поднялась. – Вы, мои любимые мачо, можете кричать друг на друга хоть до утра.

Я тоже поднялся, и Энджел обняла меня. Это было не дежурное объятие на сон грядущий, а объятие нежное, полное сочувствия, из тех, что приберегаются для близких, понесших невосполнимую утрату.

– Я тоже по ней скучаю, – шепнула Энджел.

Затем она обняла Большого Джима за шею и страстно поцеловала. Он прямо растаял. Интересно, замечала ли мама что-нибудь между Джимом и Энджел? Шутила ли она, говоря: «Надо забрать ее с собой», – или у нее были предчувствия?

Страницы: 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Смотрите также

История происхождения и развития кролика
Обычай содержать кроликов в человеческих жилищах восходит к глубокой древности. Еще в древнем Китае кролик был провозглашен священным животным. В Древней Греции кроликам воздвигались алтари. Эти живот ...

Кролики
Декоративные кролики пока не так известны любителям домашних животных, как обычные, крупные, но постепенно приобретают заслуженную популярность. Прежде всего потому, что содержать крупных кроликов ...

Цветные карликовые кролики
Первого Цветного карликового кролика получил в 1938 году немецкий кроликовод Гофман. Он скрестил красноглазого Гермелина и беспородного кролика. Уже в 1957 году на выставке в Германии было представлен ...